ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР
07.02.2008 г.

ПОСОБИЕ ПО ОЗЕЛЕНЕНИЮ И БЛАГОУСТРОЙСТВУ  ЭКСПЛУАТИРУЕМЫХ КРЫШ ЖИЛЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ЗДАНИЙ, ПОДЗЕМНЫХ И ПОЛУПОДЗЕМНЫХ ГАРАЖЕЙ, ОБЪЕКТОВ ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ И ДРУГИХ СООРУЖЕНИЙ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Первые сады появились в глубокой древности на Ближнем Востоке, где было принято строить здания с плоскими крышами.

Родиной так называемых висячих садов являются Ассирия и Вавилон, располагавшиеся в плодородных равнинах Евфрата и Тигра.

«Висячие сады» устраивались на специальных, иногда ступенчатых конструкциях, создававших равномерно распределенную нагрузку.

При раскопках в Ниневии были обнаружены рельефы времен ассирийского царя Санхериба (705 - 681 г. до н. э.), изображавшие «висячие сады», расположенные на столбах или кирпичных стенах с готическими сводами и имеющие специальную водопроводную систему.

Однако наиболее смелыми по конструктивному решению и великолепными по благоустройству следует считать сооруженные в Вавилоне за шесть столетий до нашей эры знаменитые «висячие сады Семирамиды», которые были отнесены к семи чудесам света.

Вместе с культурой Востока в Древнюю Грецию был перенесен культ Адониса и обычай украшать плоские крыши и балконы растениями в горшках. Праздник Адониса отмечался также в Риме. Этот обычай озеленять крыши домов сохранился и позже.

В Древнем Риме крыши многих доходных домов озеленяли кустарниками и фруктовыми деревьями в бадьях. На крышах устраивались также рыбные водоемы и «висячие озера».

При раскопках Помпеи было обнаружено, что виллы часто завершались террасами на крышах, так, например, над виллой Диомеда находилась большая терраса с колоннадой.

В доме Салуста плоская крыша служила солярием. На круглых террасах императора Августа имелись древесные насаждения. Клаудили рассказывает о чудесном корабле императора Калигулы, на котором росли виноградные лозы и фруктовые деревья.

Примеры устройства садов на кораблях, так называемых «плавучих садов», имелись также в Греции и ее владениях в Малой Азии.

В V в. византийские императоры создавали роскошные сады на террасах верхних этажей своих дворцов. Поэт Юстиниана I воспевал защищающие от ветра и солнца красивые сады на крышах, с которых открывается чудесный вид на море.

Изображение садов и террас на крышах в византийском Евангелии и молитвенниках в XI - XII вв., а также в индийской миниатюрной живописи говорит о распространении этих сооружений в разных странах.

В период Ренессанса с расцветом культуры вообще и культуры садоводства в частности, сады на крышах обогатились чужеземными растениями. Принадлежавшие королям, герцогам и прочим знатным людям «висячие сады» стали роскошными.

Во Флоренции в 1400 г. была известна вилла Медичи, где в садах на крышах росли цветы.

В г. Мантуя над замком был сооружен огромный «висячий сад& raquo;.

В 1530 г. кардинал Андреа дель Валье выстроил в Риме музей в виде «висячего сада». На крыше дворца графа Мафарея в Вероне имелся прекрасный сад, разделенный на участки, засаженные разными цветами и деревьями.

На утесе Изола Белла были сооружены сады на террасах, верхние из них были подняты на высоту 32 м с помощью огромных конструкций.

Император Фридрих III построил в 1487 г. на южной стороне замка в Нюрнберге «висячий сад» с цветниками, виноградниками, фруктовыми деревьями. Такой же сад устроил в Тироле над замком Амбрае эрцгерцог Фердинанд.

В своей книге Иоганн Фолькмер (1714 г.) пишет: «В Венеции и Генуе над дворцами находятся роскошные, висящие в воздухе сады. В Генуе, где большинство зданий расположено на холмах, принято устраивать крыши-сады над зданиями, которые могут нести дополнительную нагрузку от земли, насыпанной на крыши».

Имелись дома с крышами-садами в богатых немецких городах, таких как Нюрнберг, Аугсбург, торговавших с иностранцами. В период расцвета Ренессанса в Италии было принято устраивать сады и террасы над гротами. Грот, над которым располагалась большая терраса с бассейном и фонтаном, был построен в Англии в парке «Уилтон хауз». Вычурность и декоративная пышность отличали эти устройства. Над резиденцией архиепископа в Нассау поднималась двухступенчатая крыша-сад.

Крупный специалист, строитель и ученый, Пауль Марнергер (1656 - 1730) писал, что плоские крыши надо повсеместно использовать для домашнего труда и отдыха и рекомендовал обычные скатные крыши заменить на плоские. Спустя полвека идею строительства плоских крыш возродил Карл Рабитц, известный строитель и изобретатель. Он вместе с Марнергером создал ряд принципиально новых проектов плоских крыш-садов.

С 1867 г. стали использоваться цветочницы из бетона с кристаллической арматурой (железобетон).

В 1997 г. Франсуа Геннобик построил первый железобетонный дом-виллу в Лампардцейте.

Строительство плоских крыш из железобетона приняло большие размеры в течение последнего десятилетия XIX в. и первого десятилетия XX в.

Горячим сторонником использования крыш домов был Ле Корбюзье, который сделал частную тему «крыши-сады» необходимой составной частью архитектуры. Он разработал большое количество проектов с использованием крыш. В статье «Улицы» (1929) он писал: «Между высокими блестящими вертикалями домов тянутся в виде восхитительных низко бегущих горизонталей три ряда возвышающихся друг над другом «садов Семирамиды» - улиц отдыха... Далеко в высоте над небоскребами видны настоящие сады, в которых растут туя, лавровые кусты, вечнозеленый плющ, тюльпаны, герань и другие растения: Приятное электрическое освещение создает радостное настроение. Кругом тишина. Стоят удобные кресла, люди ведут беседы».

В 1914 г. Франк Ллойд Рейт запроектировал в Чикаго большой ресторан с крытыми и открытыми эксплуатируемыми крышами.

В том же году Вальтер Гроппиус выстроил в Кельне конторское здание с рестораном на озелененной крыше.

Эту тему разрабатывали многие архитекторы во многих странах.

В 1903 г. братья Перет построили в Париже дом с крышами, садами и террасами. По проекту Генри Севажа в 1912 г. был построен дом с террасами.

Большой интерес представляет книга Германа Груба «Зелень между домами». В этой книге приводится большое количество примеров использования зеленых насаждений как для озеленения прилегающих к зданиям и сооружениям территорий, так и использования для этих целей «пятого фасада» - крыш. Он отмечает, что озеленение крыш особенно оправдано с экологической и экономической сторон при строительстве промышленных объектов, которые занимают большие территории и создают сложные экологические условия для окружающей среды. Он пишет «в одном промышленном районе Штутгарта разрешена постройка зданий только с озелененными крышами». Он отмечает важную роль ежегодно проводимого в ФРГ министерством строительства и градостроительства конкурса, на котором промышленные, торговые и ремесленные предприятия демонстрируют свои новые достижения в области благоустройства, показывают новые тенденции. Наиболее интересные примеры озеленения крыш, приведенные в этой книге:

- многоэтажная автостоянка Массальского аэропорта (Франция);

- трансформаторная подстанция в Фрайбурге (Германия);

- комплекс административных зданий в Фрайбурге (озеленено почти 3000 м2 крыш) (Германия);

- ресторан швейцарской фармацевтической фирмы, размещенный на крыше и утопающий в зелени (Швейцария);

- зелень на крыше многоэтажного гаража (Северная Германия);

- озеленение заброшенной цементной фабрики в Барселоне (арх. Рикардо Бофил, Испания);

- озеленение крыш полиграфического предприятия (древесный питомник на крыше);

- озеленение конторского комплекса в Лондоне (Великобритания);

- озеленение крыш Баварского банка (Германия);

- озеленение крыш банковского комплекса во Франкфурте (Германия).

Первые описания русских садов на крышах относятся к XVII веку. «Верховые сады» или «сады на сенях» располагались на каменных сводах пристроек к дворцовым зданиям Московского Кремля. В Кремле было несколько таких садов, и особенно хороши были Верхний и Нижний набережные сады, получившие за свою красоту название «красных».

Верхний сад был построен в 1623 г. садовником Назаром Ивановым на сводах углового корпуса дворца, выходившего на Москву-реку. Он был обнесен каменной оградой с окнами, из которых открывался обширный вид на Замоскворечье. Позднее, в 1687 г. в Верхнем саду был сооружен пруд глубиной 2 аршина (1,42 м) и построена сохранившаяся поныне Водовзводная башня со специальным механизмом для заполнения его водой из реки. Именно здесь, плавая по пруду на «потешной флотилии» из маленьких лодок, малолетний Петр I получил свое пристрастие к навигационному делу.

Нижний красный набережный сад находился недалеко от Верхнего и был устроен при царе Алексее Михайловиче в 1681 г. В нем также был сделан пруд. Этот сад был украшен «першпективным письмом»: расписанные мастером Петром Энглесом изнутри стены каменной ограды зрительно расширяли его пространство.

«Верховой» сад стал одним из наиболее своеобразных типов русского городского сада XVII в. Располагаясь на уровне верхних этажей дома, он как бы входил в состав жилых помещений. В Москве в XVII в. славились «красные» сады бояр Голицыных и Ордын-Нащокиных. Характерным для них было сочетание практической пользы с художественными достоинствами, и прохлада, создаваемая прозрачной легкой тенью любимых на Руси берез, дополнялась прямым ароматом цветов, душистых и целебных трав, пением певчих птиц и красочностью архитектурных деталей.

Планировка верховых садов в XVII в. была очень простой. Сад обычно имел несколько дорожек, пересекавшихся под прямым углом, участки между которыми обрамлялись тонкими досками, поставленными на ребро. В образовавшихся ящиках высаживались цветы, главным образом, пионы, тюльпаны, лилий, розы, гвоздика, а также различные сорта яблонь. На зиму для защиты от холода деревья укрывались рогожами и войлоком.

Устройство верховых садов требовало больших средств. Оно предусматривало сооружение массивных опор и перекрытий, которые могли бы держать тяжесть земли. Основание сада в целях водонепроницаемости покрывалось свинцовыми «досками» (плитами), швы между которыми запаивались.

Были, однако, и другие варианты конструкций перекрытий.

В 1675 г. патриарх Иоаким «указал строить на своем патриаршем дворе в Кремле «каменное дело» для хозяйственных помещений, а над ними, подле своих деревянных келий устроить и утвердить место, чтобы можно было на нем сад учинить, и то садовое место огородить каменной стеной». Патриаршие хоромы, занимавшие второй этаж, были по площади меньше подклетов, и поэтому на них оставалось место для создания сада. Он был устроен на крыше каменной палаты, а вместо свинцовых плит его основанием служил «бревенчатый мост с бревенчатыми толстыми желобами для спуска воды». На этот помост была насыпана земля, в которую и посажены растения.

Для своего времени Кремлевские верховые сады были в России не меньшим «чудом света», чем знаменитые висячие сады Семирамиды.

В XVIII в. висячие сады как бы переместились в новую столицу России - Петербург. Они были созданы на галереях Екатерининского дворца в Царском Селе и на Камероновой галерее. Особую же известность приобрел висячий сад Малого Эрмитажа в Зимнем дворце. Он был размещен на каменных сводах дворцовых конюшен и тянулся вдоль двух галерей - Петровской и Романовской. Сад и сам похож на галерею под открытым небом: фонтан и мраморные статуи белеют здесь среди кустарников, деревьев и цветников. Висячий сад сохранился до наших дней, хотя в тяжкие годы Ленинградской блокады, также, как и весь Зимний дворец, служил мишенью для фашистской артиллерии, а сотрудники Эрмитажа разбивали в нем огородные грядки.

В XIX в. идея садов на крышах с резиденций царей, вельмож и высшего духовенства переходит к среднему богатому сословию. В 1839 г. строится висячий сад в усадьбе Марфино под Москвой (арх. М. Быковский), в конце XIX в. - эксплуатируемая кровля особняка Морозова на Воздвиженке в Москве (арх. В. Мазырин) и смотровая площадка с китайской беседкой на доме Перлова на Мясницкой ул. (арх. Р. Клейн).

В Петербурге на рубеже веков сады создавались преимущественно на крышах доходных домов (дом Зайцевой на Фурштадской ул., арх. М. Богомолов; дом Орлова на Вознесенском пр., арх. И. Маркелов и др.).

В начале XX в. увлечение садами на крышах стало в Москве своеобразной модой. Возможно, толчок этому дала статья известного тогда журналиста И. Василевского, вернувшегося из Германии в 1911 г., в которой он писал о том, что там крыши многих зданий «дают то, чего нет у массы городского населения, - чистый воздух, солнце, свет и теплоту... На одном из больших домов в Лейпциге сад на крыше таких размеров, что он дает хозяину даже клубнику, малину, цветную капусту и низкорослые фрукты» («Ресторатор», 1911, № 14, с. 4).

В 1912 г. владелец ресторана на Дорогомиловской улице открыл на крыше своего дома сад для посетителей ресторана, а в следующем году еще более богатый сад с гротами и фонтанами был устроен на крыше кафе на Каляевской улице. Крыши самых высоких по тому времени домов Москвы стали использоваться и как смотровые площадки, а на первом 10-этажном доме был сооружен киноконцертный зал, так и называвшийся «Крыша» (дом построен по проекту архитектора Э. Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке).

В 20-е годы плоские эксплуатируемые крыши были введены в структуру зданий как неотъемлемый компонент в организации новой жилой среды, и советский конструктивизм дал теоретическое обоснование их применения (А. Кузнецов, братья Веснины и Голосовы, Г. Бархин, И. Леонидов. Н. Милютин, М. Гинзбург).

По проекту М. Гинзбурга на крыше нового жилого дома на М. Бронной разместился огромный солярий и сад с кустами цветущих роз (1926 г.). Предполагалось соорудить такую же крышу-солярий на 6-этажном доме-коммуне на Хавской улице. В 1923 г. плоская крыша 8-этажного дома на нынешней улице Спиридоновка, частично занятая помещениями детского сада, была приспособлена для детских игровых площадок, защищенных металлическими сетками, и много лет использовалась для прогулок и игр детей. Цветы и низкий кустарник были высажены там, в вазах и ящиках, а на лето туда выносились комнатные растения в кадках.

Таким образом, озеленение крыш носило как интенсивный, так и экстенсивный характер, т.е. сады использовались для рекреации, для выращивания плодов, ягод, цветов и овощей, или только как теплоизолирующее, либо декоративное покрытие зданий.

С ростом городов вверх немаловажным становится еще один аспект архитектуры «пятого фасада» зданий. До XX в. крыши русских городов воспринимались сверху - в исключительных случаях застройка большинства из них не превышала 3 - 4 этажей, и панораму города в целом можно было воспринять лишь с колоколен, либо с холмов, окружающих город. В наш век «высотная точка зрения» горожанина становится привычной. Возникающий при этом визуальный дискомфорт от однообразия плоских крыш более низких зданий усиливает и неприятное чувство «оторванности» от земли. Это одновременно сказывается и на впечатлении от общего эстетического облика города.

Итак, экономика градостроительства (рациональное использование городских земель), оздоровление городской среды, тесно связанное с экологией человека, наконец, проблемы социологические, вплоть до задач трудоустройства населения и решения продовольственной программы, - все это стало предпосылкой исследований и экспериментального строительства озелененных крыш в наше время.

Следует признаться, что в этом вопросе мы значительно отстали от зарубежных ландшафтных архитекторов. Первый крупный сад на крыше пятиэтажного гаража площадью 1,2 га был создан в США еще в 50-х годах; в ФРГ в настоящее время осуществляется массовое строительство так называемых «травяных крыш» и уже стали привычными целые поселки из таких домов; можно назвать множество примеров скверов и парков, созданных на искусственных основаниях, в том числе над транспортными магистралями и на крышах небоскребов. В зарубежной терминологии прочно укрепился термин «ландшафт крыш» («roofscape»).

В Советском Союзе исследования по размещению различных типов «висячих» садов в структуре жилого дома, по озеленению крыш и фасадов зданий велись давно, но только в последнее десятилетие было построено несколько экспериментальных зданий, в которых на практике проверялись разные аспекты проблемы.

В качестве примера можно рассмотреть два объекта, построенных в различных климатических зонах СССР - Белоруссии и Узбекистане.

Сад на крыше 16-этажного жилого дома в Минске был построен в 1976 г. (арх. Г. Сысоев, инж. Н. Тюшко). Здание состоит из двух блоков в 14 и 16 этажей. На крыше первого из них размещен двухуровневый сад на террасах, соединенных лестницей. В центре верхней террасы предусмотрен проем, через который освещается нижняя терраса. Парапеты с бетонными цветочницами обеспечивают безопасность, не мешая обзору. С севера террасы защищены от ветра стеной технической надстройки 16-этажного блока, и весь сад воспринимается снизу как архитектурное завершение здания. Растения, в том числе деревья и кустарники размещены на обеих террасах в бетонных вазах и контейнерах.

В течение нескольких лет проводились исследования особенностей микроклимата и эксплуатации висячего сада (регулярные замеры температуры воздуха, скорости ветра, относительной влажности). Материалы метеорологических и социологических обследований, а также наблюдения за растениями были обработаны методами математической техники. Установлено, что микроклимат на озелененной крыше незначительно отличается от микроклимата на уровне земли: скорость ветра, например, оказалась в среднем лишь на 10 % выше, благодаря ветровой тени от парапетов и стены технической надстройки, размещенной с наветренной стороны. Температура воздуха в саду на крыше в среднем на 0,5 °С ниже, чем на земле, причем вследствие инверсии теплого воздуха в вечерние часы даже выше, чем на земле (летом на 1 °С, зимой на 0,1 °С). Это позволило сделать вывод о целесообразности использования озелененных плоских крыш для отдыха населения в условиях Белоруссии.

Социологическим обследованием было установлено, что в летние месяцы сад на крыше ежедневно посещает 9 % жильцов дома, причем, относительная частота посещений жильцами верхних этажей составляет 15 %, нижних - 6 % и заметный рост посещаемости начинается с 10 - 11 этажей. Наиболее частыми посетителями являются дети и молодежь; люди среднего и пожилого возраста в сад приходят реже, мотивируя это страхом перед высотой, предвзятым мнением о сильном ветре и т.д., хотя те, кто побывал в саду, быстро меняют свое мнение. Средняя продолжительность пребывания в саду в летнее время составляет около часа. Основные формы отдыха - беседы, игры, обзор панорамы города, зимой - прогулки. В среднем посещаемость сада-крыши жилого дома находится на уровне посещаемости обычных садов. Поскольку конкурирующим фактором служит лесной массив, находящийся в трехстах метрах от жилого района, можно сделать вывод, что в другой ситуации посещаемость может быть и выше, особенно жильцами верхних этажей.

Таблица 1

Распределение посетителей сада по формам отдыха и возрастным группам (лето 1978 г.) (по И. Соскову)*.

Форма отдыха

Число посетителей, %

Всего

В том числе

Дети до 14 лет

Молодежь 15 - 25 лет

Взрослые 26 - 55 лет

Пожилые старше 55

Беседы

41,6

13,6

23,2

4,6

0,2

Игры

22,8

20,3

2,5

-

-

Обзор панорамы

20,7

8,3

7,2

5,0

0,2

Прогулки

9,5

5,8

-

3,3

0,4

Прочие формы

5,4

-

2,4

3,0

-

Итого

100,0

48,0

35,3

15,9

0,8

* - Сосков И. Микроклимат и эксплуатация сада на крыше высотного жилого дома. «Известия вузов», № 5, 1983. С. 57 - 61.

В новых для них условиях были проверены на морозостойкость породы деревьев: береза бородавчатая, клен ясенелистый, ель колючая. Они оказались наиболее выносливыми. Среди кустарников наиболее перспективны облепиха крушинная, кизильник блестящий. Эти растения переносят сильное промерзание корневой системы. На основе проведенных исследований были разработаны рекомендации по устройству садов на искусственных основаниях в условиях Белоруссии.

К необходимости активного включения растений в структуру высотного жилого дома и создания сада на крыше пришли и ландшафтные архитекторы Узбекистана. Традиционной чертой национального жилища в этой южной республике была ориентация всех помещений малоэтажного дома на внутренний дворик - патио, связь комнат с этим открытым озелененным пространством.

После землетрясения 1966 г. для быстрого восстановления жилья большая часть строительства осуществлялась по типовым проектам, и жители Ташкента переселились в многоэтажные здания. Это нарушило привычный для людей масштаб окружающей среды, ограничило и осложнило связь с землей. Авторы экспериментального проекта (арх. О. Айдинова, Г. Голубева, Е. Шаталов, А. Шамузафаров, инж. П. Левин, Я. Арадовский) предложили помимо устройства сада на крыше введение в структуру дома озелененных рекреационных площадок в уровнях 2, 5, 8, 11 и 14-го этажей, на каждую из которых выходят 24 квартиры, размещенные вдоль дугообразных галерей.

В торцах каждой из площадок устроены бетонные стенки двухметровой высоты, завершающиеся цветочницами с вечнозелеными и вьющимися растениями. Защищая площадки от излишнего ветра, они, тем не менее, не мешают необходимому проветриванию. Летом почти отвесные лучи солнца проникают вглубь площадок на 3 - 5 метров. Зимой они освещаются значительно больше - на глубину 15 - 20 метров и при этом даже в дождливую погоду остаются практически сухими. Такой инсоляционно-ветровой режим способствует созданию благоприятного микроклимата: летом сохраняется ночная прохлада, столь важная для южных районов, зимой же значение площадок для игр детей даже возрастает.

Шестая рекреационная площадка, общая для всех жильцов дома - крыша с бассейном, солярием, спортивным и игровым оборудованием. Двенадцать вентиляционных шахт одновременно служат теневыми навесами со скамьями. Высокий парапет и цветочницы ограждают детей от излишнего интереса к внешней среде, но при этом сквозь декоративные решетки можно любоваться панорамой города.

В последние годы в нашей стране ведутся активные поиски новых приемов введения растений в структуру зданий, особенно жилых.

В проектах жилых домов для новых районов страны определился даже новый тип дома - «висячий сад» (арх. Г. Полторак, г. Душанбе). В лоджиях, имеющих высоту в два этажа, предусмотрены специальные бункера для посадки деревьев, кустарников и лиан. В аналогичном проекте для г. Ашхабада небольшие сады предусмотрены на всех этажах жилого дома галерейного типа.

Такие же общественные сады в структуре жилых домов уже осуществлены в столице Грузии. В жилом доме по улице Чавчавадзе, размещенном на крутом рельефе, два этажа здания представляют собой открытое рекреационное пространство длиной 120 и шириной 11 метров. Другой композиционный прием использован в группе жилых домов на набережной реки Куры. Лестничные площадки заканчиваются открытыми «микросадами» площадью 60 квадратных метров, рассчитанными на отдых жильцов двух этажей.

Известны озелененные крыши общественных зданий, построенных в послевоенные годы, в основном санаториев и пионерских лагерей, где их используют как солярии (например, санаторий «Приморье» на Черноморском побережье Кавказа). Террасная архитектура таких зданий продиктована природным рельефом. Интересен также сад на крыше подсобных помещений и зверинца в Сочинском цирке (арх. Ю. Шварцбрейм и В. Эдемская). Во время антрактов зрители прогуливаются над внутренним двориком комплекса, рассматривая цветущие растения, высаженные в контейнеры среди декоративного мощения.

Ленинградские архитекторы повторили в новом качестве идею висячего сада Эрмитажа, использовав ее в архитектуре городского аэропорта, в форме низких круглых цветников из полиантовых роз. Стены помещений, выходящие на крышу, увиты диким виноградом. Небольшой по площади сад на крыше служит дополнительным местом отдыха для пассажиров.

К сожалению, перечисленные примеры пока единичны и даже проекты зданий, предусматривающие устройство садов на крышах, в нашей стране чаще можно увидеть на конкурсах. Чем можно объяснить такое положение?

Годы отечественной истории, когда в условиях жесткой экономии предпринимались попытки ликвидации жилищного кризиса, привели не только к упрощению архитектурно-конструктивных решений плоских крыш, но практически исключили их эксплуатацию. И хотя термин «эксплуатируемая кровля» в официальном нормативном документе СНиП II-26-76, ч. II, гл. 26 существует, но там «кровля» определяется как один из элементов покрытия, выполняющий функцию гидроизоляции и, следовательно, не может эксплуатироваться отдельно. Заметим, что для этого нужно иметь и пол, который в том же документе фигурирует только как «защитный слой», в то время как он должен представлять собой особую конструкцию. Очевидно, что из такого определения выпали самые существенные свойства эксплуатируемых крыш - функциональные, эстетические и композиционно-планировочные. Конструктивные же и технические характеристики тоже оказались неполными, и трактовка задач проектирования крыш-садов выглядит поэтому односторонней. Возможно, именно благодаря этому противоречию и распространилось мнение об озеленении крыш как об очередном излишестве в архитектуре, в борьбе с которыми в то время уделялось особое внимание.

Между тем, ссылки на большой дополнительный вес конструкций перекрытия в связи с устройством садов на крышах, невозможность использовать стандартные панели или особую сложность устройства гидроизоляции в новых условиях, и особенно с развитием монолитного железобетона и созданием облегченных синтетических материалов, оказываются несостоятельными. По-новому и шире взглянуть на проблему садов на крышах заставляет резко ухудшившаяся экологическая ситуация и дефицит свободных территорий в городах. Поверхность эксплуатируемых крыш фактически дублирует территорию на уровне земли, а устройство садов на искусственных основаниях становится новым типом архитектурно-ландшафтной организации городской среды, способным оптимизировать функциональные, микроклиматические и санитарно-гигиенические параметры наших городов.

Именно поэтому задача разработки научных основ проектирования садов на крышах, так же как продолжение экспериментальных исследований существующих объектов, представляется сейчас особенно актуальной. Наибольшего внимания при этом заслуживает использование достижений химии, растениеводства и автоматизация ухода за насаждениями. В проблеме возрождения в нашей стране эксплуатируемых крыш-садов можно выделить следующие направления научных исследований:

- архитектурно-конструктивное (разработка новых конструкций крыш на базе новых строительных материалов);

- ландшафтно-архитектурное (поиск и разработка новых функциональных и планировочных решений, освоение специфических приемов ландшафтной архитектуры таких садов, компоновка растений, мощение и т.п.);

- биолого-технические (исследование и выбор приемов выращивания растений на искусственных основаниях, в том числе с использованием гидропоники, выбор ассортимента и селекция растений, их испытание в разных условиях и на разных уровнях, автоматизация ухода за насаждениями и пр.).

Сады на крышах, так же как вертикальное озеленение фасадов - вся эта «климатообразующая» архитектура, безусловно, должна занять достойное место в экологии жилой среды наших городов.

 

 

Мудрые высказывания:

Как все сохранять в погребе, на леднике и на погребнице. 55. Как по наказу хозяйскому ключнику в клетях, подклетях и в амбарах держать все в порядке. 56. Как держать на сеновалах сено и лошадей в конюшнях, а на дворе запас дров и леса, и скотину всю беречь.

«Домострой» — памятник русской литературы, литературное произведение в жанре «поучения», сборник правил, советов и наставлений.